Previous Entry Поделиться Next Entry

Немного жести. Болезнь Альцгеймера.

Дочь, сын, муж, небольшая квартирка на пятом этаже в хрущевке. Травма колена, операция, несколько лет реабилитации, еще одна операция, снова реабилитация, на этот раз более удачная. Подвижность восстановилась почти полностью. Потом девяностые, проблемы в семье, нехватка денег, стало падать зрение. Не знаю, связано ли с девяностыми или просто так совпало — история умалчивает. В общем прописали очки. В этих очках она ходила до недавних пор.


Украдено с бложика, которого нет. Мне всё это очень знакомо.



Однажды зимой, одеваясь, она не смогла застегнуть молнию на пальто. Просто не смогла и все. То ли не видела, то ли просто руки не слушались, но особого внимания на этот звоночек никто не обратил. Дети только посмеялись над неуклюжей мамой. Потом это повторилось еще несколько раз. Дочка, застегивая маме пальто, ругалась на ее кривые руки и неспособность сделать одно простое движение руками. Мама не знала что ответить.

Ближе к весне прозвенел еще один звоночек. Мама не смогла расписаться в банке при получении пенсии. Пришла домой напуганная и в шоковом состоянии. Всю жизнь без выкрутасов расписывалась своей фамилией, а тут на тебе — не смогла. Как будто в голове отключилась какая–то функция. Стало страшно. Непонятное состояние, одна часть мозга понимает что подпись — это просто твоя фамилия, а написать ничего не можешь. Вот ручка, вот бумажка, нужно просто написать свою фамилию, а ты не можешь. Сзади в очереди стоят еще двадцать человек, а ты не можешь написать свою фамилию. Напуганная и смущенная она побежала домой, рассказать дочке.

Дома мама рассказала что с ней произошло. Сначала никто ничего не понял. Все домашние очень удивились.
— Как это, не смогла расписаться?
— Ну вот так, не получилось!
— А сейчас можешь вот тут?

Дома получилось раза с десятого.
— Ты какая–то странная сегодня, пойдем в банк вместе, попробуешь снова.

Они оделись и снова пошли. Пальто маме дочка застегнула сама.

В банке стояли в очереди, мама все время жутко волновалась, кажется ее даже трясло. Подошли к окошку, нужно расписаться. Снова клин. Зависание. Отказ рук шевелиться и рисовать эту дурацкую фамилию–подпись. Обидное бессилие и страх перед самой собой. Что происходит? Как такое вообще может быть? Мама расплакалась.

Они вышли из здания и медленно пошли к дому. Обе напуганы и озадачены. С тех пор поведение мамы начало меняться. Она стала меньше следить за собой, реже выходить из дома и меньше мыться. Но это не было заметно сразу же, проявлялось постепенно. Очень постепенно.

Было решено отправить маму проверить голову. С мужем и сыном она отправилась в областную больницу на томографию. Была большая очередь, на томограф она попала ближе к лету. Сын привез результаты обследования. Сказал что наблюдается небольшое сужение сосудов мозга, но все остальное в порядке. Но было ясно видно что все остальное совсем не в порядке. Мама стала меньше готовить, меньше делать всяких домашних дел, еще меньше следить за собой и в ванну ее приходилось отправлять практически силком. Она перестала читать газеты и на проверке зрения не смогла назвать буквы даже самой верхней строки.

Все работали, она сидела дома. Чем она занималалсь в это время никто не знает. Но одно было очень неудобно. Мама не могла сама приготовить себе еду. Дочь оставляла запас еды, мама разогревала обед на газовой плите. В тот момент еще никто не осознавал опасности. Пока однажды мама не позвонила дочке и запинающимся голосом не рассказала что в квартире сильно пахнет газом, а она не знает что делать. Человек всю жизнь готовил на этой плите, а теперь не знал что сделать чтоб не пахло газом. Пришлось срочно звонить соседке, чтобы она зашла и закрыла вентили на плите. В этот раз обошлось.

Понятно, что дальше так жить было нельзя. И домашние решили научить маму пользоваться микроволновкой. Но оказалось что это нечеловечески сложно. Примерно как научить зайца курить.
— Открывай дверцу, ставь тарелку вот сюда.
— Дверцу
— Да, открывай
— Эту? (показывает пальцем на угол микроволновки)
— Да нет же, вот дверца!
— А! Дверца, вот (крутит ручку)
— Да нет же, дверца вот!

Мама пробует открыть дверцу, тянет за ручку. Дверца не открывается.
— Тяни сильнее!

Дверца открылась. Мама берет тарелку и пытается налить в нее суп из кастрюльки. Вместо этого ставит кастрюлю на плиту и пытается зажечь конфорку.

Несколько дней тренировок не принесли никакого результата. Проще купить новую плиту с газ–контролем. Купили. Поставили. Мама смотрит на нее как баран на новые ворота. Попытки научить зажигать газ на этой плите тоже не привели к ожидаемому результату. Сначала крутила не ту ручку. Сняли все ручки кроме одной. Потом не могла понять, что нужно сначала нажать на ручку, а потом только повернуть. Новые навыки никак не прививались. С каждым днем было все хуже. Иногда, правда, были просветления. В такие дни она могла сама налить себе чая. Дочери приходилось в обеденный перерыв ехать домой и греть маме обед.

Решили снова обратиться в больницу. Снова томография. Сначала подняли старые сканы, а там на карточке рукой врача был написан диагноз: "альцгеймер?". Сын соврал про сужение сосудов. Все это время он знал что мама больна Альгеймером. Но не говорил. Но в тот момент никто не поинтересовался причинами сокрытия. Может он боялся, может решил поберечь нервы сестры и отца. В тот момент это было не так важно. Нужно было что–то делать. Врачи сказали только одно: "это не лечится, получайте инвалидность".

Я опущу подробности обследований, ВТЭКа и комиссии в психо–неврологическом диспансере. Диагноз ясен, дальнейшая судьба человека — тоже.

Появились проблемы с ориентацией в пространстве ночью. Мама плохо спала и часто вставала ночью в туалет. Я не уверен, что ей туда хотелось, просто был такой рефлекс. Встала ночью — иди в туалет. Она ходила. Раза 3–4 за ночь. Проблема была в том, что она не могла его найти в своей квартире, к которой она прожила 30 лет. Ходила, шарахалась, пока кто–нибудь не просыпался. вставал и не отводил ее куда ей надо. Или можно было сказать ей "иди спать" и она шла. Но долго не могла найти свою кровать и шарахалась в комнате минут 10. Потом находила и укладывалалсь. Дети оставляли ей свет в коридоре, но спать со светом было неудобно. Получалась такая дилемма — или спишь со светом или просыпаешься и отводишь маму в туалет. Оба варианта сильно заколебывали. В любом случае приходилось просыпаться и говорить ей "или спать". Без этого она терялась и не понимала что ей делать дальше. Врач прописал снотворное. Стало получше ночью, но хуже днем. Утром мама была как сомнамбула. Ничего не понимала и не могла одеться.

Потом проблемы с одеждой стали досаждать еще больше. Она ни разу не надела тапки как надо. Всегда надевала левую на правую. Путала перед и зад у кофты и не могла надеть на себя что–то более сложное. При этом она всегда соглашалась что бы ей не говорили.
— Надейвай кофту
— Ага
— Вот сюда руку суй!

Дочь держит рукава закатанными, мама сует руку в первую попавшуюся дырку в кофте. Чаще попадате в горло или мимо.
— Да не сюда!
— А!
— Давай вот сюда вот суй!
— Ага, сюда

Снова мимо. Надеть кофту не так то просто. Снять тоже проблема. Но самая неприятная проблема — снять трусы. Иногда она забывала, и в трусах оказывалось то, что должно было оказаться в унитазе. Когда это происходит один раз — это можно стерпеть. Но если это происходит через день… дочери было сложно. Не будет же сын подмывать свою мать после неудачного туалета. Муж, кстати, уже давно жил отдельно и его эти проблемы почти не касались. Дальше проблемы с туалетом приносили еще больше проблем. Мама стала ходить без трусов, в одной ночной рубашке. И обделываться перестала. Но появилась новая проблема — говно. Она забыла что с ним делать. Нажать кнопку на бачке не всегда приходило ей в голову. Иногда она доаставала его из недр белого друга и "прятала" в туалете. На полках, за бачком, в тазике, в коробке из–под обуви. Всегда аккуратно заворачивала в бумажку. Зайдя в туалет можно сразу было понять, что мама опять где–то спрятала.

Иногда ее заклинивало и она размазывала все по полу и стенам. Скорее всего, пыталась убрать следы или оттереть с пола. Наступала тапкой, растирала и разносила говно по всей квартире. Вечером после работы или в обед дочку ждал вонючий сюрприз. Квартира в говне, мама в говне, и воняет говном. Такой вот пиздец. Пол и стены отмывались, мама отправлялась в ванну. Дома проветривалось. Лучше всего оттирает говно пароочиститель. Без него было бы совсем плохо.

Заклинивания у нее случались и не в туалете. Она могла просто так начать подвывать и причитать. Разобрать слова невозможно, но что–то очень жалостливое. В ванной могла мыть руки по 10 минут, просто потому что не знала что еще делать. Могла ходить кругами по квартире. Со временем у нее сформировалась особенная поза — левой рукой она поддерживает голову, а правая на животе. В такой позе она ходит по дому и сидит за столом. Если перед ней поставить пустую тарелку и ложку, она будет есть невидимую еду из тарелки, шкрябать ложкой по дну тарелки как бы собирая остатки еды. Не важно что положить ей в тарелку — алгоритм останется прежним — шкрябать по дну. Суп, пюре, макароны, курица, сосиски. Если на ложке или в вилке что–то задежится, она с некоторой вероятностью отправит это в рот.

С
о временем цепочки ее действий становились короче и короче. Сейчас действия стали практически полностью зависеть от того, где она находится. Если в туалете — садится на унитаз, если в ванной — моет руки. Если в комнате — ходит кругами. За столом — шкрябает тарелку. Принимает таблетки по команде "обе". Независимо от количества таблеток. Скажешь ей "обе" и она глотает таблетки и запивает водичкой. Если сказать что–то другое, например "пей таблетки", она спросит "обе?", нужно сказать "обе". Это как команда собаке. Хорошо что работает. Плохо, что не на все действия есть команды.

Сейчас ее сын женился, а дочь переехала в бабушкину квартиру. Мама живет с ней. Она и раньше тут бывала. Но сейчас для нее все совершенно новое. Она не может найти кухню, ванну, туалет. Главное — вовремя понять, что ей нужно по нужде.
— Иди в туалет
— Туалет
— Да, в туалет
— Ага, иду
— Это не туалет, вот туалет!
— Ага
— Вот сюда заходи!
— Сюда?
— Да

Идет мимо туалета на кухню. Проблемы с говном, речью и дееспособностью будут только усиливаться. Она очень похудела и ослабла. Часто причитает и плачет если размажет говно.


Рандомный ролик с ютуба.


"----------------------------------------------------------------"


Найти меня можно
в ВК: vk.com/venoru
в Тви: twitter.com/venomancer_ru
в ФБ: facebook.com/venoru
в Инстаграме: http://instagram.com/venoru
"----------------------------------------------------------------"


промо 4 июль 5, 17:33 5
Разместить за 50 жетонов
Отсюда мало видеоотчётов, и потому я рад хоть немного открыть эту страну для зрителя. Косились ли на меня встреченные попутчики, когда говорил куда еду? Да! Впрочем, в основном это были израильтяне и американцы, которые в Афганистан в любом случае не попадут - им не дадут визу. Косились ли на…

druidych 9 июля, 2013
Дааа, жестко, страшно... Но жить - надо!

cashjournal 9 июля, 2013
Жизнь нас не спрашивает...

(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
vpechatal 9 июля, 2013
что это было?..

rogovsky 9 июля, 2013
Сердобольный пост с лепрозория

jj_sex2000 9 июля, 2013
Страшная болезнь

chupa_kabra 9 июля, 2013
жутковато
и сотворил бог человека по своему образу и подобию... именно в такие моменты об этом вспоминать интереснее всего

pilip_pilipich 9 июля, 2013
- Это такая драма ... Это так ужа-сно.

ge_rus001 9 июля, 2013
У меня тетка страдала этим заболеванием, знакомо )))

wtf_da_a_eleven 9 июля, 2013
Страшно и видео жутковатое

bbn154 9 июля, 2013
Мрачновато....

maestro_747 9 июля, 2013
Страшное дело.

voshod_chr 9 июля, 2013
Очень печально, жаль ее.

jeka_jj 9 июля, 2013
И врагу не пожелаешь заболеть, а хотя....

dro63 9 июля, 2013
Это страшная болезнь.Ужасно просто.

?

Log in

No account? Create an account